Восточная аналитика

сетевой аналитический журнал Института востоковедения РАН

Китайско-пакистанский экономический коридор и позиция Индии

Приход к власти лидеров в Пакистане (2013 г.) и Индии (2014 г.), курс каждого из которых направлен  на   ужесточение  позиций по Кашмирскому вопросу, привел к  очередному кризису  в отношениях между двумя соседними государствами.  В последние годы к этому добавился новый вызов для Нью-Дели - проект Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК).

В 2013 г.  Пекин анонсировал концепцию «Экономического пояса Шелкового пути» (ШП). Одним из главных его компонентов   провозглашалось создание единой региональной транспортно-логистической сети. В апреле 2015 г. Исламабад и Пекин подписали пакет документов по строительству инфраструктурных объектов (в первую очередь сети шоссейных дорог и линий электропередач). КПЭК является «пилотным» проектом китайской инициативы на территории иностранного государства. В качестве северной узловой «точки» КПЭК назван китайский Кашгар в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, а промежуточной, уже на территории Пакистана – район Гилгит-Балтистана в пакистанской части Кашмира. Южной «узловой точкой» КПЭК обозначен пакистанский порт Гвадар на берегу Ормузского пролива. Пекин первоначально инвестировал   46 млрд долл. (в 2016 г. общая сумма возросла до 51 млрд. долл.).   Общая протяженность трека от Кашгара до Гвадара составляет 2 700 км.

Планируется, что КПЭК свяжет Пакистан и Китай нефте и газопроводами, линиями электропередач и оптико-волоконной связи, социальными объектами.

Индия на дипломатическом уровне выступает против реализации КПЭК,   усиливая антипакистанскую кампанию на региональных и международных площадках. Называются несколько причин:

  • во-первых, Нью-Дели обвиняет Исламабад и Пекин в «захвате» части ее территории и прокладке маршрута КПЭК по спорным районам Кашмира. В январе 2017 г. премьер-министр Индии Н.Моди заявил, что территориальный суверенитет Индии нарушен. Официальных обвинений не было предъявлено. Но, выступая тогда на международной конференции «Раисина диалог»,  лидер Индии подчеркивал важность уважения суверенитета для улучшения региональных связей;  
  • во-вторых, Индия обращает внимание на постоянное присутствие китайских ВМС в пакистанском порту Гвадар. Порт, занимая  стратегическое положение между Аравийским морем и Персидским заливом, предоставляет Пекину кратчайший доступ к рынкам Ближнего Востока, Африки и Европы.
  • в-третьих, Индию беспокоит то, что северное плечо КПЭК (при благоприятном развитии ситуации в Афганистане) «выводит» и Китай, и Пакистан на новые торговые, углеводородные и водные рынки Центральной Азии;
  • в-четвертых, Нью-Дели обеспокоен еще и тем, что КПЭК обслуживает   почти исключительно цели экономического развития Китая, являясь частью тринадцатого пятилетнего плана его социально-экономического развития, при том, что Пекин поддерживает позицию Исламабада в Кашмирском споре с Индией.

Следует, впрочем, упомянуть о том, что на протяжении всего периода реализации КПЭК МИД Китая усилил призывы к обеим странам урегулировать этот вопрос посредством диалога и консультаций, подчеркивая, что проблема Кашмира «унаследована» из истории отношений между Индией и Пакистаном.

Со своей стороны, Индия напоминает Китаю о разногласиях и нерешенных территориальных спорах.

Но в диалоге с руководством Индии Китай демонстрирует дипломатию «мягкой силы», приглашая ее присоединиться к инициативе Шелкового пути. Пекин подчеркивает экономические выгоды для всех стран региона, указывая, что «беспроблемный» Кашмир имеет потенциал стать воротами в  республики Центральной Азии (ЦА). Перспективный транспортный вектор ЦА - страны Южной Азии, пролегая через территорию Индии, «делает» Кашмир транзитно-логистическим центром в регионе.

Помимо территориального «захвата» части Кашмира, особые опасения у Нью-Дели вызывает милитаризация акватории Ормузского пролива. Постоянное присутствие ВМС Китая в Гвадаре Индия рассматривает как потенциальную угрозу поставкам углеводородов морскими танкерами на свою территорию. Нью-Дели занимает третье место в мире по объемам потребляемых объемов сырой нефти после США и Китая, импортируя свыше 45 % сырой нефти из стран Персидского залива.  Согласно информации gulfnews.com в 2016 г. ее потребности выросли на 11 % и составили 200 млн тонн.    

На современном этапе «Кашмирское противостояние» между Индией и Пакистаном вышло на новый виток обострения, одновременно увеличив число его участников – Индия, Китай, Пакистан.