Восточная аналитика

сетевой аналитический журнал Института востоковедения РАН

Парламентские выборы 2017 г. в Абхазии: итоги первого тура

12 марта 2017 г. в Республике Абхазия прошел первый тур парламентских выборов: республика выбирала депутатов Народного собрания шестого созыва. Как и предсказывали некоторые эксперты, избрать удалось лишь треть депутатов, 12 из 35. Ситуация почти зеркально повторяет выборы 2012 года: тогда тоже в первом туре депутатов избрали только в 13 округах. Опасения некоторых московских экспертов оказались беспочвенными – явка, конечно, не зашкаливала, но была вполне нормальной по постсоветским меркам (более 50 %, а в выборах 2012 г. приняло участие 44,5 % избирателей). Разумеется, облик будущего парламента пока остается неопределенным, возможны неожиданности, но некоторые выводы можно сделать уже сейчас.

Самое главное, что показали эти выборы – парламент прошлого созыва в целом оказался не соответствующим надеждам и потребностям абхазского общества. Избиратели поставили большинству депутатов прошлого парламента неудовлетворительную оценку, не пожелав видеть их в Народном собрании нового созыва. В самом деле, большая часть депутатов действующего парламента приняла участие в выборах (3 депутата не стали баллотироваться, два места в парламенте были вакантны, а депутат Нодик Квициния, обвиняемый в жестоком убийстве, лишь недавно оказался за решеткой), но всего 4 из них победили в первом туре выборов. 13 депутатов прошлого созыва проиграли выборы, двое еще до дня голосования сошли с дистанции, 10 прошли во второй тур, но шестеро из них заняли по итогам первого тура второе место. Важно и то, что выборы проиграли спикер парламента Валерий Бганба, вице-спикер Вагаршак Косян и такой тяжеловес и ветеран абхазской политики, как бывший министр иностранных дел и экс-премьер-министр депутат Сергей Шамба. Видимо, такая оценка работы прошлого парламента вполне объективна и обусловлена как невысокой активностью многих депутатов, утративших, зачастую, связь с избирателями, так и неоднозначностью некоторых принятых ими законов (достаточно вспомнить закон о полном запрете абортов). Кроме того, раздражение вызывали депутатские привилегии, да и скандалы, периодически сотрясающие парламент.

Поэтому можно выразить только надежду, что новый парламент будет более популярным среди населения, более активным, мобильным и открытым. Пока же ясно только то, что он будет более разнообразным, многоликим и «пестрым» по сравнению с его предшественником.

В парламент на этот раз прошли не только новые лица, молодые политики, появления которых уже давно ждало абхазское общество, но и достаточно разнородная оппозиция, представленная, как минимум, тремя «колоннами». Во-первых, это политики, ориентированные на экс-президента (досрочно покинувшего свой пост в результате массовых волнений в конце мая 2014 г.) Александра Анкваба, среди которых необходимо назвать бывшего премьер-министра Леонида Лакербая. Во-вторых, это партия «Амцахара», выступавшая ранее, до декабря 2015 г, в связке со сторонниками Анкваба. В декабре 2015 г., после неудачи организованного оппозицией «всенародного схода», имевшего своей целью свержение нынешнего президента Рауля Хаджимба, объединяющий достаточно разнородные партии и организации «Блок оппозиционных сил» фактически распался. Распалась и сама «Амцахара», хотя определенный кадровый потенциал у этой партии остался.    

Наконец, к альтернативным политическим силам можно отнести достаточно молодую партию «Айнар». Эта партия не является радикально оппозиционной и старается занимать центристские позиции, прибегая часто к достаточно умелому и продуктивному популизму. Главной провластной политической силой является «Форум народного единства Абхазии». При этом сложно найти какую-либо идеологическую или программную разницу в установках оппозиционных сил, центристов или «партии власти». В Абхазии практически отсутствуют какие-либо политические силы, кроме пророссийских, искать здесь политиков с прозападной, протурецкой или, тем более, с прогрузинской ориентацией бессмысленно.

Вероятно, отсутствие разработанных и конкурентоспособных программ развития Абхазии, борьба на выборах между персоналиями, а не идеями и проектами, стали причиной появляющегося в абхазском обществе консенсуса по поводу необходимости перехода в будущем к пропорциональной или смешанной системе выборов. Пока что, как правило, в Абхазии голосуют за «хорошего парня», уважаемого человека, родственника или однофамильца.              

В первом туре в парламент прошел, что и следовало ожидать, экс-президент Александр Анкваб, равновесных соперников у него не было, но возникает впечатление, что многие граждане «проголосовали ногами» против него: из 3573 имеющих право голоса в округе № 18 в выборах приняло участие только 1967 человек, из них за Анкваба проголосовали 1028 (52,26 %), то есть менее трети избирателей. Еще более наглядно неоднозначное отношение общества к бывшей власти (а ныне оппозиции) видно по ситуации в соседнем округе № 17, где баллотировался соратник Анкваба экс-премьер-министр Леонид Лакербая: Лакербая получил 1034 голосов, его соперник депутат Леонид Чамагуа – 964 голоса, в выборах приняли участие 2089 человек из 4148 (видимо, 91 бюллетень был испорчен). Таким образом, за Л. Лакербая проголосовало менее четверти избирателей, а так как ни один из претендентов не набрал более 50 % от числа проголосовавших, выборы были признаны несостоявшимися. В обоих случаях, и с А. Анквабом, и с Л. Лакербая, это не похоже на триумфальное возвращение в большую политику.

Похожая ситуация сложилась с избранием депутатом другого яркого абхазского политика – одного из лидеров партии «Айнар» Алмаса Джапуа. Он баллотировался в сухумском округе № 2 и не имел там серьезного соперника, но в результате из 5606 избирателей в выборах приняло участие только 1946 человек (в этом округе была, судя по сообщениям информационных агентств, самая низкая явка во всей Абхазии), из них за А. Джапуа отдали свои голоса 1095 (56,27 % от числа проголосовавших). Таким образом, он оказался депутатом голосами менее чем 1/5 избирателей своего округа.

Но, собственно говоря, ничего особенного в этом нет, такие парадоксы в демократических странах – дело обычное. А в том, что выборы в Абхазии вполне легитимны, прозрачны, соответствуют всем необходимым параметрам – сомневаться не приходиться. Очевидно, в новом парламенте, как и предполагалось, будут представлены практически все политические спектры абхазского общества. Вероятно, у депутатов, занимающих провластную позицию или, как минимум, лояльных к руководству республики, в парламенте все же будет большинство. Честные выборы и предоставление парламентской трибуны оппозиционным силам укрепят стабильность в абхазском обществе, что весьма важно после бурного 2016 года, с штурмом здания МВД 5 июля, попыткой проведения 10 июля референдума о досрочных выборах президента, неудавшимся оппозиционным «общенародным сходом» 15 декабря.