Восточная аналитика

сетевой аналитический журнал Института востоковедения РАН

Израиль: приговор сержанту ЦАХАЛ Э.Азария

21 февраля 2017 г. на территории военной базы «Кирия» был оглашен приговор по одному из самых резонансных для страны судебных разбирательств последнего времени – делу сержанта пехотной бригады «Кфир» Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) Э.Азарии. В конце марта 2016 г. в Хевроне он выстрелил в голову лежащему на земле обезвреженному палестинскому террористу А.Ф. аль-Шарифу, ранее напавшему на военнослужащих с ножом. Свои действия Э.Азария объяснил опасениями по поводу наличия у задержанного взрывного устройства, которое тот не успел привести в действие. Однако справедливость данного довода защите доказать так и не удалось. Ситуацию вокруг расследования усугубило то обстоятельство, что случившееся было записано очевидцами на видео, а затем использовано организацией «Бецелем», занимающейся сбором фактов о случаях нарушения прав человека на территориях Западного берега реки Иордан, Восточного Иерусалима, сектора Газы и Голанских высот. 

Оглашение приговора заняло порядка часа и сопровождалось демонстрацией в поддержку сержанта у стен военного суда. Э.Азария, в январе 2017 г. признанный виновным в непредумышленном убийстве, был разжалован в солдаты, приговорен к 18 месяцам содержания под стражей и 12 месяцам условного заключения. Как отметили адвокаты военнослужащего, они намерены обжаловать приговор в 15-дневный срок. О своем несогласии с решением суда заявила и семья убитого. С точки зрения родственников А.Ф. аль-Шарифа, их сын был «мучеником», а приговор является свидетельством применения израильским правосудием двойных стандартов: солдат за убийство получает 1,5 года тюрьмы, а обвиненный в метании камней палестинец – 2 года. Близкие убитого также отметили, что ведут переговоры с юристами на предмет обращения в международный суд, поскольку считают справедливым наказанием для убийцы их сына – пожизненное заключение.

Дело Э.Азарии стало серьезным испытанием для израильской власти и общества, поскольку продемонстрировало сразу несколько линий противоречий. Во-первых, в рамках кабинета министров вопрос отношения к конкретному инциденту в Хевроне довольно скоро перерос в дискуссию относительно моральности действий ЦАХАЛ. Наиболее острые дебаты разгорелись сразу после случившегося между М. Аялоном, в марте 2016 г. занимавшим пост министра обороны Израиля, и министром образования Н. Беннетом («Байт Ехуди»). Первый счел действия Э. Азарии «аморальными», идущими вразрез с этическим кодексом израильской армии, а также обвинил своего коллегу во вмешательстве в вопросы, выходящие за рамки его компетенции. Н. Беннет в ответном комментарии подчеркнул, что глава оборонного ведомства, делающий преждевременные заявления о виновности военнослужащего, воздействует таким образом на ход расследования, заранее предрекая его исход.

Во-вторых, приговор суда спровоцировал опасения среди израильских военных. Как было отмечено на заседании комиссии Кнессета по иностранным дела и обороне, состоявшемся 22 февраля 2017 г. при участии главы Генерального штаба ЦАХАЛ генерал-лейтенанта Г. Айзенкота, лишь порядка 40 % солдат после случившегося с Э. Азария считают, что   руководство встанет на их защиту в аналогичной ситуации. Данная тенденция стала предметом внимания действующего министра обороны Израиля А. Либермана («Наш дом Израиль»). По его мнению, военное командование должно поддержать Э. Азария и его семью, поскольку речь идет о солдате, защищавшем свою страну от террористов.

Третья линия разлома наблюдается в судебной системе Израиля. Судьи, выносившие вердикт, смогли прийти к компромиссу только по принципу большинства, поскольку председатель военного суда М. Хеллер была сторонницей приговора сроком от трех до пяти лет лишения свободы. Начиная с 22 февраля 2017 г. основным элементом дискуссии по делу Э. Азарии стала перспектива помилования. Даже глава израильского правительства Б. Нетаньяху, находившийся в эти дни в турне по Азиатско-Тихоокеанскому региону, заявил, что данная перспектива может быть рассмотрена, поскольку о поддержке военнослужащего заявили сразу несколько министров.  

Таким образом, решение военного суда, призванное стать компромиссным, лишь углубило противоречия между сторонниками и противниками жесткой позиции по отношению к израильским военным, нередко оказывающимся перед сложным выбором. Будущее самого Э. Азарии пока туманно. С одной стороны, перспектива его помилования обсуждается действительно серьезно. Такими полномочиями в Израиле обладает президент, но для этого ему необходимо представление министра юстиции или главы оборонного ведомства. Кроме того, сторона защиты может подать в обозначенный 15-дневный срок апелляцию или прошение об уменьшении наказания после вступления приговора в законную силу. С другой стороны, обвинение имеет аналогичное право обжаловать решение суда, если сочтет его слишком мягким.

Анализируя происходящее в более широком контексте, стоит отметить, что тенденция к нападкам на израильских военных начала проявляться ранее. Еще летом 2014 г. из-за подозрений в применении «директивы Ганнибал» (порядок действий при похищении военнослужащих) в сложной ситуации оказался командующий бригадой «Гивати» О. Винтер, однако, тогда в качестве основных источников критики выступили левые израильские СМИ. В нынешней ситуации власти Израиля, позволившие данному делу перерасти из дисциплинарного в уголовное, рискуют понести более серьезный урон. Возникает такая вероятность потому, что выполнение выдвигаемых задач по борьбе с терроризмом встречает теперь серьезное препятствие в виде 60%-го недоверия к своему руководству тех, на кого она возложена.