Восточная аналитика

сетевой аналитический журнал Института востоковедения РАН

Арабские нефтеэкспортеры: экономические последствия низких нефтяных цен

Экономическая ситуация в арабских странах-экспортёрах нефти и газа кардинально изменилась после падения мировых нефтяных цен во второй половине 2014 г. Так, цена на международную эталонную нефтяную марку Brent Crude упала со 115 долл. США за баррель в июне 2014 г. до примерно 36 долл. США за баррель в середине декабря 2015 г., что явилось крупнейшим падением этого показателя за семь предшествующих лет. В 2016 г. цены на «черное золото» постепенно повысились и в течение этого года колебались вокруг отметки в 50 долл. США за баррель. Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует цены на марку Brent в 2017 г. в среднем на уровне в 55 долл. США, а в 2018 г. - в 57 долл. США за баррель.

Снижение нефтяных цен, естественно, оказало негативное воздействие на экономику экспортеров углеводородов Ближнего Востока и Северной Африки, нефтяные доходы которых, по данным Международного валютного фонда (МВФ) уменьшились в 2015 г. на 360 млрд. долл. США.

Согласно оценке МВФ, прирост совокупного ВВП стран, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), в 2015 г. замедлился до 3,2% по сравнению с 3,4% в 2014 г. При этом фонд прогнозировал дальнейшее снижение темпа экономического роста в 2016 г. до 2,7%.

Правительства стран ССАГПЗ с целью минимизации последствий экономического спада прибегли к использованию своих резервов иностранной валюты и распродаже зарубежных активов для финансирования дефицитов государственных бюджетов. В этой связи важно отметить, что суммарный дефицит «шестерки» в 2015 г. оценивался в 700 млрд. долл. США, то есть составлял 13,2% их кумулятивного ВВП.

Низкие нефтяные цены оказывали отрицательное влияние на состояние фондовых рынков аравийских монархий. Так, в первые три квартала 2015 г. капитализация этих рынков упала почти на 6% до 944 млрд. долл. США, и её снижение продолжалось в 2016 г. Индексы уменьшились довольно заметно, при этом значительнее всего на Dubai Financial Market (DFM) – на 14,8% и на саудовской Tadawul – на 13,5%.

Ликвидность рынков капитала стран ССАГПЗ также существенно снизилась. Например, объём торговых операций в стоимостном выражении на Kuwait Securities Exchange упал в третьем квартале 2015 г. на 25% против соответствующего периода 2014 г.

В ожидании продолжения понижательных трендов компании стран Персидского залива теряли интерес к первичному публичному размещению акций (initial public offering – IPO). Фирмы, которые вели подготовку к IPO, откладывали размещение в надежде на улучшение условий или предпочитали западные рынки, понимая, что могут достичь там более благоприятных результатов.

Банки государств ССАГПЗ, которые представляют важный сегмент листинга фондовых бирж, пострадали в 2015-2016 гг. от снижения депозитов, ухудшения качества активов и снижения возможностей кредитования. В период высоких нефтяных цен депозиты росли достаточно быстро благодаря вкладам правительств и развивавшихся региональных бизнесов, а также домохозяйств. Это давало банкам источник сравнительно дешевого финансирования, предоставляя им тем самым возможность конкурировать за счет кредитования по невысоким ставкам.

В ряде арабских нефтеэкспортеров снижается банковская ликвидность в результате падения притока депозитов. Государственное заимствование в форме корпоративных займов и выпуска ценных бумаг также способствует уменьшению ликвидности и угрожает ограничением кредитования частного сектора. Кроме того, замедление экономического роста приводит к увеличению проблемных займов. Так, согласно данным UAE banking Federation, в ОАЭ просроченная задолженность по кредитам малых и средних предприятий составляет 1,4-1,9 млрд. долл. США, при этом многие владельцы частных компаний скрываются, чтобы избежать последствий, предусмотренных законом о банкротстве.

Ситуация в банковской системе стран ССАГПЗ в 2015-2016 гг. ухудшилась во многом из-за снижения государственных депозитов. Особенно тревожная тенденция наблюдалась в Катаре, где прирост займов оставался на уровне 10,7%  при стагнации притока государственных вкладов. Темпы прироста депозитов частного сектора также начали замедляться в рассматриваемый период. В Кувейте, например, к третьему кварталу 2015 г. они замедлились до 5,4% в годовом исчислении, а в ОАЭ – до 6,6%.

Арабские и западные специалисты по экономике государств Ближнего Востока и Северной Африки сходятся в том, что отмеченные тренды ведут к ужесточению ситуации в сфере кредитования и замедлению темпов прироста займов, тем более, что некоторые центральные банки государств региона установили лимиты на соотношение «займы-к-депозитам» (loan-to-deposit ratio).

 Все это вместе взятое уже привело к повышению стоимости кредитования в аравийских монархиях. В этих условиях, как отмечают финансовые аналитики, банки стремятся увеличить кредитование путем выпуска ценных бумаг, который заметно возрос в последние два года. Тем не менее, сохраняется озабоченность, связанная с ликвидностью фондовых рынков стран Персидского залива и их способностью абсорбировать возросший объем выпусков ценных бумаг банковским сектором.

Несмотря на то, что арабские страны-производители нефти и газа накопили внушительные иностранные резервы и активы, их правительства вынуждены в условиях низких нефтяных цен пересматривать свою финансовую политику, сокращать расходы, наряду с введением новых налогов и принятием других мер для увеличения и диверсификации источников государственных доходов.