Восточная аналитика

сетевой аналитический журнал Института востоковедения РАН

Россия – Иран – Турция

 
СТАНЕТ ЛИ ТРЕУГОЛЬНИК РАВНОСТОРОННИМ?

Альянс Россия – Иран – Турция стал доминирующим фактором политического процесса в зоне Ближневосточного конфликта. Остальные глобальные и региональные игроки, претендовавшие как на доминирующую, так и, по крайней мере, на существенную роль в конфликте – США, руководимая ими коалиция, Саудовская Аравия и ее союзники в Персидском заливе, Израиль – оттеснены, пусть временно, на его периферию.
Во всяком случае, силами альянса решен ряд транзитных задач, имеющих, однако, стратегическую глубину:

1 - В целом консолидирована под контролем сирийского режима наиболее экономически, социально и политически значимая территория страны с выходом на Средиземное море и границы Турции, Ливана и Израиля, где находятся шесть основных городов страны – Дамаск, Алеппо, Хомс, Хама, Латакия и Тартус – и где проживает подавляющая часть (не менее 80%) населения.

2 - Произведено, пусть не окончательное, разделение противостоящих сирийскому режиму сил на считающиеся умеренными отряды оппозиции и непримиримые террористические организации.

3 - Открывается путь к переговорам с перспективой выхода на процесс мирного урегулирования в Сирии.

4 - Нанесен существенный урон второй по значению террористической организации Фронту «Ан-Нусра», перспективы оправиться от которого для нее сомнительны.

5 - Поставлен стратегический барьер территориальному расширению крупнейшего террористического объединения – «Исламского государства», что равносильно для него первичному стратегическому поражению. Теперь территория этого образования может только сужаться, что и происходит, пока, правда, в основном в границах Ирака.

 При этом, когда говорится о решенных трехсторонним альянсом задачах, не может не бросится в глаза, что доминирующая роль в этом принадлежит России и Ирану, а Турция приняла участие в решении в основном лишь второй и третьей задачи и лишь частично и косвенно – первой (решая свои собственные задачи в ходе операции «Щит Евфрата», Турция оттянула часть противостоящих сирийскому режиму боевиков из Алеппо, что способствовало окружению оставшихся боевых групп, а затем и полному освобождению города).

Это подчеркивает равнобедренную конфигурацию треугольника, в котором несущими сторонами являются Россия и Иран, а Турция пока занимает позицию его основания.

 Такое положение сложилось не сегодня и не в последний момент, а в ходе исторической логики развития конфликта, когда Турции пришлось кардинально менять изначально занятые в нем позиции, которые, как оказалось, были чреваты для страны стратегическим проигрышем.

 Однако это положение вряд ли является для Турции фатальным. Козырной картой для нее, открывающей перспективы дальнейшего расширения ее роли, может стать ее решающее воздействие на те отряды вооруженной оппозиции, которые выразили свое согласие на участие в мирном процессе. Кроме того, именно через координацию этих организаций Турция сможет претендовать и на одну из ключевых ролей в процессе подключения к дальнейшим усилиям в деле мирного урегулирования других региональных участников, прежде всего Саудовской Аравии и других стран Персидского залива.

 Встреча в Астане, намеченная на 23 января, пройдет уже после инаугурации нового президента США Д. Трампа. Очевидно, к этому времени более-менее окончательно определится и рисунок дальнейшего участия Соединенных Штатов в политическом процессе в зоне Ближневосточного конфликта. А это окажет воздействие на всю палитру участников процесса, включая и тех, кто сегодня входит в тройственный российско-иранско-турецкий альянс.