Восточная аналитика

сетевой аналитический журнал Института востоковедения РАН

Исламский банкинг в России: новые банковские технологии?

В марте 2017 года Государственная Дума РФ отклонила законопроект «Об исламском банкинге». По мнению внесшего вышеуказанный проект депутата Дмитрия Савельева: «…исламский банкинг будет способствовать привлечению дополнительных инвестиций и формированию новой экономики, основанной уже «не на сырьевых деньгах». Также формирование данной системы привлечет в финансовую систему страны деньги мусульман, которых в России насчитывается более 15 млн человек». Необходимо отметить, что в настоящее время в России (Республика Татарстан) функционирует «Центр партнерского банкинга», созданный при содействии Банка России, Национального банка по Республике Татарстан, ПАО «Татфондбанк», Духовного управления мусульман Республики Татарстан, «Исламского банка развития» (Саудовская Аравия). Немного истории. Попытки внедрения исламских банков в России начались примерно с 90-х годов XX века, но в целом это были не крупные кредитные институты, скорее фирмы, осуществляющие микрофинансирование, отдельные виды банковских услуг. Наряду с этим, в 2005-2006 гг. Банк ВТБ (ПАО) анонсировал выпуск облигаций «сукук», однако данный проект не состоялся. Одним из крупных событий в мире российских исламских финансов можно считать привлечение в конце 2013 года средств банком «Ак Барс», посредством исламского инструмента «мурабаха», в рамках исламской синдицированной сделки.  При помощи вышеуказанного инструментария банк получил средства на сумму порядка 100 млн. США по ставке 5,37 %.

Открытие в марте 2016 года «Центра партнерского банкинга» на базе двух кредитных организаций: ПАО «Татфондбанк» и ООО «Татагропромбанк» позволило сторонникам внедрения исламского банкинга говорить о достаточно большом шаге на пути развития исламских финансов в нашей стране. Вместе с тем, в конце 2016 года ПАО «Сбербанк» сообщил, что планируется внедрение отдельных «окон исламского банкинга» в Татарстане, а также возможна реализация указанного проекта в Башкирии.

Положительные мнения относительно внедрения исламского банкинга или целевого проектного финансирования в России были высказаны в 2016 году Сергеем Глазьевым: «…это вопрос [целевое проектное финансирование] жизненной важности, потому что мы без перехода к целеориентированному кредитованию в экономике обойтись уже не можем. Мы видим, склонность наших банкиров становиться олигархами и ростовщиками непреодолима. Они доведут в конце концов экономику до полной катастрофы, если мы не создадим механизмы целевого проектного финансирования», а также вице-президентом ассоциации региональных банков «Россия» Алиной Ветровой: «Исламские финансы могли бы найти свою ключевую нишу в проектном финансировании. К сожалению, традиционный банкинг, регулирование, отсутствие долгосрочных ресурсов, построение системы российского банкинга на фактически коротких деньгах не дает этому направлению развиваться. Мне кажется, исламские финансы могли бы совершить прорыв, решив проблему проектного финансирования и долгосрочного кредитования». Однако практическая реализация данных проектов невозможна без внесения крупных поправок в действующее российское законодательство, нормативные и иные акты Банка России, регламентирующие деятельность финансовых институтов.

Попытки заполнить пробелы в законодательстве заключались в следующем. В 2015 году была создана Рабочая группа, в которую вошли представители Банка России, финансовых министерств и ведомств, депутаты Госдумы и сенаторы. Рабочая группа разработала и представила проект поправок в Федеральный закон от 02.12.1995 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», которые затрагивали такую норму, как «отмена для банков запрета на торговую деятельность», но изменения не были приняты Банком России в связи с возможностью возникновения рисков в сфере проведения банками операций, попадающих под действие Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

 Весной 2015 года заместитель Председателя комитета Госдумы по финансовому рынку Дмитрий Савельев предложил внести изменения в Федеральный закон от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», касающиеся «разнесения во времени» сделок аренды и купли-продажи. При этом депутат отметил: «Дальнейшие планы лежат в основном в сфере налогообложения исламских продуктов, обращения ценных бумаг и паевых фондов, а также законопроектов, способствующих более справедливым отношениям между банками и потребителями финансовых услуг», но в мае 2016 года заместитель председателя Совета Федерации Евгений Бушмин заявил, что «…Банк России и законодательство не готовы к распространению исламского банкинга».

Отзыв Банком России в марте 2017 года лицензии на осуществлении банковской деятельности у ПАО «Татфондбанк» вызвал некоторый отток капитала со счетов клиентов в «Центре партнерского банкинга», наряду с этим осуществилось с отключение процессинга ПАО «Татфондбанк», что вызвало значительные затруднения в обслуживании банковских карт клиентов «Центра партнерского банкинга».

Исходя из вышесказанного целесообразно отметить следующее. Вопрос о необходимости внедрения исламских финансовых институтов в России остается открытым. Здесь вопросы, которые находятся в правовом поле, вопросы клиентоорентированности данных институтов (по данным исследования, проведенного в ноябре 2015 года Национальным агентством финансовых исследований (НАФИ) в партнерстве с Ассоциацией региональных банков России 69 % мусульман России не готовы пользоваться услугами исламского банка, работающего по принципам Шариата), а также вопросы пруденциального надзора, налогообложения и т.д.

Согласно мнению советника премьер-министра Республики Татарстан по вопросам взаимодействия с исламскими финансовыми институтами Линара Якупова, относительно внедрения исламского банкинга в нашей стране: «…на все воля не только Всевышнего, но и президента Российской Федерации.».